Купить бижутерию, заказать элитную бижутерию элитную из серебра

наверх

Лекция №2

Критерии к основным законам диалектики.

Приступаем к основным понятиям, которые нам понадобятся при анализе нашего материального мира. Его эволюция, изменения рассмотрены в огромном количестве работ, посвященных геологии, биологии, физике, химии, т.е. то, что мир эволюционен, не сомневается никто. Естественно, что, осмысливая эти процессы эволюции, философы сформулировали основные законы этого развития, т.е. законы диалектики. И этот диалектический принцип дал очень хорошие результаты, позволил оценить направленность этого развития, оценить темпы этого развития, как-то расклассифицировать понятия. Но произошла парадоксальная вещь.

 Законы диалектики, которые определяют, действительно, все принципы нашего развития, не имеют никаких критериев. Закон количественно-качественных изменений, но не предложено ни принципов привнесения качества, ни принципов привнесения количества вот в эволюционирующий объект. Почему он стабилен? А почему он становится нестабильным? Почему он развивается до определенного размера, формы? Почему он сохраняет свое содержание длительное время или почему меняет свое содержание? Но нет критериев. Закон количественно-качественных изменений не имеет ни количества определенного, ни качества. Что привносит, как сориентироваться, как применить его как саму основу этого процесса? - невозможно. Следовательно, пока не сформулирован принцип закона количественно-качественных изменений в виде строго формализованного критерия – это еще не закон. Он действует, с непреложностью и в тоже время мы его не используем, т.е. самые основные законы мы не используем.

Закон неуничтожимости симметрии. А что не должно уничтожаться, какая симметрия? Пьер Кюри сформулировал некоторые положения, но это касается, как мы дальше увидим, только внешней симметрии и то, так сказать, в самом первом приближении. И мы вернемся к прежнему пониманию симметрии, как симметрия, как взаимосвязь и взаимозависимость частей целого. Так раньше древние понимали симметрию – взаимосвязь и взаимозависимость частей целого. Сегодня – это узкая область практически теории множеств и фактически лишь там она и существует сама по себе, но в лучшем случае, ее используют для орнаментов каких-то, для создания фресок, предположим, или еще чего-то, но никак не для развития. Хотя симметрия, очень фундаментальный принцип, независимый от волюнтаризма исследователей. Если уже пространственная группа существует, вот эти, предположим, 7 гвоздик, значит, она существует, она вот такая и другого нет.

И, следовательно, мы должны будем с вами определить место симметрии, как части целого. Ну, хорошо, симметрия привносит качества, а что же привнесет количество? Ведь нам нужно еще к качеству и количеству присоединить и эволюционность, т.е. поступательный принцип развития и изменение внутреннего и внешнего, и соблюсти закон неуничтожимости симметрии и закон единства, и как говорили раньше, и борьбы противоположностей, но я считаю, что необходимо этот термин употреблять в другой редакции – закон единства и эволюции противоположностей. К ним нужны критерии. Можно ли найти что-нибудь в нашем мире, естественно, другого у нас пока нет, чтобы использовать как критерий к закону количественно-качественных изменений. Что будет количеством и как привнесется в это количество качество?

Вообще говоря, об этом думали очень давно, и математики прошлого были очень близки к решению этого вопроса. Ведь тогда не разделялась чистая математика и физика, они не отделялись, физика была, ну как бы, обязательно математикой, и математические законы должны были быть объяснены и где-то применены в нашем физическом мире, было требование. Затем математика отделилась, стала чистой наукой, стала приобретать все больше и больше абстрактность. Много математических принципов было выработано, развитие прошло огромное фактически математики и многие области ее вообще нигде не применимы, существуют сами по себе. Но когда шло требование применимости вот этого, то математика, опирающаяся, безусловно, на число, она задала себе вопрос, или, вернее математики, занимающиеся этим - а что же такое число и вообще, что такое простое число?

 И очень многие выдающиеся математики прошлого, великие математики занимались простыми числами, они искали формулы, по которым можно получить большое количество простых чисел, рассчитать, т.е. создавали многочлены, которые давали в конечном итоге целый ряд последовательно, при изменении, скажем x , давали целую серию простых чисел. Но потом этот ряд обрывался, и вновь шли непростые числа, затем вновь простые, что-то, так сказать, менялось. Поиски были самыми разнообразными, и тут можно было бы говорить очень много об этом, о поисках математиков в области простых чисел. Но, что ведь самое главное в них? Это их стабильность. Простое число, любое, будь то 5, 7, 13, 23, они делятся только сами на себя, они не состоят из более мелких единиц, кроме исходной единички, т.е. на 1 и сами на себя, т.е. они состоят из определенного числа единиц и все. 10 - мы можем представить, как 2 раза по 5 и 5 раз по 2. Но невозможно представить себе вот в одинаковых числах 13, невозможно 23, это стабильные множества. Но ведь и весь мир состоит из стабильных множеств. И огромное количество этих стабильных множеств перед нами, т.е. 5-палость у огромного количества земных существ, великолепная 7-ка, 7 шейных позвонков у всего млекопитающего мира, будь то мышка или жираф, 7 шейных позвонков, ни одним больше, ни одним меньше. И вообще магия вот этих простых чисел, она завораживает.

Следовательно, как стабильные комбинации они существуют, но и мир ведь стабилен. Стабилен человек, пока существует, пока живет, т.е. у него остается определенное количество и не меняется, скажем, основных частей его «Я» не меняется. Может у кого-то что-то и меняется, мы увидим потом, но для нас это пока незаметно. Стабильна Земля как планета, стабильно количество планет или компонентов в нашей Солнечной системе и т.д. Стабильно в определенных, так сказать рамках, количество нуклонов в ядре, стабильно количество электронов в той или иной комбинации химических элементов, т.е. всегда есть место стабильности.

Следовательно, одно их качеств, которое должно привноситься в этот закон – стабильность есть. И если посмотреть на числовую последовательность с этих позиций простых чисел, то нетрудно увидеть, что перед нами, вот здесь показаны (рис. 1), простые числа: 1, 2, 3, 5, 7, 11, 13 и т.д., которые составляют часть всей последовательности, и они стабильны. И вот здесь фигурирует цифра между ними. Т.е. для того чтобы перейти от одной стабильной комбинации к другой, нужно строго определенное количество цифр, допустим, к 7 я могу добавить только 4 единицы, и тогда она становится стабильной комбинацией – 11. К 11 достаточно добавить 2 единицы – у меня получится стабильная комбинация13, к 13 я должен добавить 4 единицы, и тогда у меня получится стабильная комбинация – 17. Т.е. вот сюда я могу добавить только определенное количество единиц, ни одной больше, ни одной меньше. Если я к 7 добавлю 1, у меня нестабильное множество, нестабильная комбинация. Следовательно, перед вами принцип перехода одной стабильной комбинации в другую через присоединение энного количества единиц, ни одной больше, ни одной меньше, все строго подчинено этому правилу. Т.е. любой переход от 23 к 29 он жестко санкционирован 6-ю единицами, ни меньше, ни больше я не могу добавить.


Рис. 1 Простые числа, показан критерий к Закону количественно-качественных изменений.

Зелёным цветом - №операции. Чёрным – простые числа. Малые цифры показывают, сколько надо добавить, чтобы получилось следующее простое число (следующая простая комбинация). Можно выделить оси:
5-ый шаг – это 7, значит переходим к 7-ому шагу. 7-ой шаг – это 13, значит переходим к 13-ому шагу. 13-ый шаг – это 37, значит переходим к 37-ому шагу. 37-ой шаг – это 151 и т.д. Это критерий к закону количественно-качественных изменений. Т.е. сколько нужно добавить, чтобы получилась следующая стабильная комбинация. Т.е. получили ось: 5, 7, 13, 37, 151… - это самая ранняя, т.е. главная ось развития, которая начинается с трёх уникальных и 4-ая операция (шаг) даёт нам 5. Четвёрка здесь – это 4-ёх угольный вписанный антисимметричный тетраэдр (рис.3,4). Еще оси:
6-ая операция дает стабильную комбинацию - 11, 11-ая – 29,
дальше почему-то не нарисовано: 29-ая – 107 (рис.2).
7-ая – 13 и т.д. (смотри 5-ую операцию/шаг)
8-ая – 17, 17-ая – 53 и т.д.
9-ая – 19, 19-ая – 61 и т.д.
10-ая – 23, 23-яя – 79 и т.д.
и т.д.

Следовательно, если я скажу, что это принцип перехода из одной стабильной комбинации в Мире в другую, то шаг этого перехода в каждом случае определен, он жестко закономерен, хотя и неодинаков. Но он, наверное, и не должен быть одинаков, и не должно быть равенство, чтобы везде, скажем, двоечками добавлялось или четверочками, или десятками, нет. Именно его диалектичность в том, что на каждом уровне, созданная комбинация требует для перехода вновь в стабильную другую, иное количество единиц. В этом и есть его диалектичность. Следовательно, можно сразу предложить, что простые числа суть стабильные комбинации, стабильные множества, которые жестко фиксируют ту или иную стабильную совокупность. И сразу возникает вопрос - а нельзя ли эту стабильную совокупность совместить просто с числовой последовательностью? Вот здесь (рис.1) зеленым цветом показаны цифры, будем говорить, простой числовой нашей последовательности: 1, 2, 3, 4, 5, 6 и т.д. Т.е. это обыкновенная числовая последовательность. В результате вот такого совмещения получается, что в результате первой операции, т.е. единичка, полагается здесь как основа, возникает стабильная комбинация – 1. Добавив 1, вот в результате этой второй операции – 2, добавив 1 , в результате третьей операции мы получаем – 3, добавив 2 единички, в результате четвертой операции получаем – 5, и в результате еще 2 единички – 7, 4 – 11 и т.д. Совершенно очевидно, что сразу бросается в глаза, что 5-ая стабильная комбинация возникла в результате четвертой операции, в результате 5-ой - 7-ая, 7-ой – 13-я, 13-ой – 37-ая, 37-ой – 151-ая стабильная комбинация. И у нас с вами исчезла просто числовая последовательность, перед нами критерий к закону количественно-качественных изменений. Именно количества, сколько нужно добавить, чтобы получилась следующая стабильная комбинация. Но в силу того, что мы видим вот такое соответствие, возникает тут же соблазн вспомнить о спиральности любого развития и свернуть эту последовательность в спираль (рис.2), так чтобы над номером операции располагалась стабильная комбинация. Т.е. что это значит, вот номер операции, допустим 5, в результате добавления 2 единиц, возникает стабильная комбинация – 7, следующий уровень, скажем, в результате возникновения вот 7-ой операции нужно добавить энное количество единиц, чтобы возникла стабильная комбинация 13, т.е. 5, 7, 13, вот так как оно идет. Вот здесь у нас расположено с 7 до 13 – 6 единиц, из которых 4 возникнут вот здесь, 6-ая операция дает стабильную комбинацию - 11, 7-ая – 13, все, т.е. мы с вами исключили фактически из числовой последовательности наличие каких-то, будем говорить, случайных, незакономерных, казалось бы, или просто ничем необоснованных элементов.


Рис. 2. Стабильность противоположностей.

Показана спираль развития, эволюционного развития из одной стабильной комбинации в другую. В основании которой антисимметричный тетраэдр (рис.3,4), левое и правое, внутреннее и внешнее которого влияет и на всю спираль (отсюда и разные цвета). Через простые числа проходят оси:

У нас есть номер операции и создаваемая им стабильная комбинация. Номер операции – это шаг, это каждый конкретный шаг по созданию стабильной комбинации, т.е. никаких случайностей здесь нет. Но и спиральность сразу, так сказать завораживает, потому что вытекает из этого принципа, не надо привносить никаких новых критериев, никаких новых начал, все лежит вот здесь – в этой спирали, в самой в ней, стабильная комбинация постепенно развивающаяся, переходящая во все новые и имеющие строго определенный шаг. И этот шаг становится основой для будущих стабильных комбинаций. Они тоже не возникают просто так, сначала должна возникнуть операция, т.е. предыдущее входит в будущее, будущая стабильной комбинации. Естественно, что вот это одно, сразу дает огромное преимущество нам в оценке.

Если свернуть в последовательность вот в такую спираль, то какие цифры оказывают на одной (я в дальнейшем их буду называть осями) оси – 5, 7, 13, 37, 151, ведь это же сакраментальные цифры, т.е. все фантастически важны, и 5, и 7, и13, и 37, как критическое число, 151 это так сказать далекое несколько, мы, может быть, не считаем его, ибо не имеем примеров, скорее вот таких проявлений. Но ведь и другое, сразу возникает соблазн что-нибудь посчитать, скажем, у нас есть 5 пальцев на правой руке и 5 пальцев на левой руке – 10, 10 – на ногах, значит, всего 20, 10 – правых, 10 – левых, или 10 – передних, 10 – задних. Операция 10 создает стабильную комбинацию – 23, а у нас с вами 23 пары хромосом, уже намечается что-то. Пятипалость, 7 шейных позвонков, которые у нас с вами, значит, оказываются, связаны, т.е. это какие-то множества стабильные, присутствующие в нашем «Я», как часть целого. Конечно, сам принцип применения, принцип счета, дальше можно будет уже показать, скажем, число изотопов стабильных всего во всех химических элементах их строго определенное количество – 281, мы дальше это увидим, это стабильное число, простое число. Всех элементарных частиц, основных частиц, мы тоже это увидим – 37, стабильных, если считать протон и антипротон, достаточно стабильными, поскольку они участвуют в строении химических элементов, их – 13, т.е. 6 – нейтрино, гамма-квант, электрон, позитрон, протон, антипротон, нейтрон, антинейтрон. Не надо ничего ни придумывать, ни притягивать, их строго определенное количество, не нужно ни одного лишнего. Но уже это позволяет сразу говорить, что критерий стабильности комбинаций работает и совпадает именно с простыми числами. Сколько их будет, какие этапы мы будем проходить, проходя через 13 и т.д., это уже вопрос другой, это вопрос применения этого принципа, но не вопрос принципа самого, т.е. принцип совершенно однозначный. Есть совершенно независимый от волюнтаризма исследователей критерий к закону количественно-качественных изменений.

 На определенном этапе эволюции создается строго определенное количество и стабильных элементарных частиц, и стабильных частей целого какого-то, и стабильность самой комбинации и т.д. Вот на какую последовательность это пройдет, в результате какого шага это произойдет, это и определит, когда же этот шаг начался. Если мы начинаем с 10 - число хромосом, то ясно, что этот шаг уже начался после того, как возникли элементарные частицы, ибо элементарные частицы начинаются с 5, а у нас первая стабильная комбинация в результате (3-х первых, они вообще особые)  возникает как 5, вот в результате 4-ой операции, 4-ая операция дает стабильную комбинацию – 5. И эта ось: 5, 7, 13, 37, 151 и т.д., она главная в этой последовательности, она самая ранняя, с нее все начинается. Следовательно, то, что попадает на вот эту ось, оно имеет преимущества, ибо заложено очень глубоко, очень далеко, в самом фундаменте нашего Мироздания. 13 стабильных частиц, 37 – общее количество и, конечно, там есть место и 5, и 7, но мы рассмотрим это потом.

Это уже сразу дает ключ ко многим, многим процессам. Совпадает он со стабильными операциями, как выбрать сами единицы, это уже вопрос другой, тоже рассмотрим. Но стабильные комбинации, зафиксированные в простых числах – это и есть то, что определяет принцип состояния того или иного.

Если мы уже упомянули хромосомы, то, естественно, тут сразу возникает вопрос, как же мы по отношению, скажем, к обезьянам? И ответ совершенно однозначный. У нас с вами 23 пары хромосом. 23· 2=46 хромосом, у обезьян 47 – стабильная комбинация. И мы знаем прекрасно, что синдром Дауна, или «обезьянья» болезнь, это появление лишней хромосомы в наших делящихся клетках. Следовательно, путь перехода от 46 к 47 сопровождается дебильностью, выпадением целого ряда качеств. Это не наш путь с вами. И никак наоборот, не мы с вами произошли от обезьяны. Это нисходящая ветвь, прошедшая этот уровень. Мы по уровню стоим на другой ступени. Они уже его проскочили, поздно. А кому не поздно? Допустим, отдельные виды там комаров, у них всего 4 хромосомы. У пшеницы есть 3 вида: 7, 14, 21 хромосома. Т.е. это идет, какой то ряд последовательности изменения свойств. Крысы, вот у них 13 хромосом, у них есть перспектива, они стоят на главной последовательности, и агрессивность их, жизнеспособность она огромна. Вот где Природа нам подготовила смену. И если мы с вами не отстоим себя, нас просто-напросто вычеркнут и заменят кем-то иным. Да, они разовьются, да, может быть, затем они пройдут какие-то, мы посмотрим, как они будут развиваться, т.е. четко сформулируем это. Но с количественных позиций нам уходить с нашей ступеньки, на которой мы сегодня находимся уже совершенно очевидно, нельзя, мы потеряем, ничего не приобретая, т.е. это совершенно однозначно. Критерий позволяет оценить, где, какой вид живых существ находится, на каком этапе, какие он может сделать шаги в своем эволюционном развитии. Биологи давно установили, что, допустим, пытались оценить, являлись ли мамонты предками наших слонов и сделали совершенно однозначное заключение – нет, не являлись, у мамонтов число хромосом оказалось больше, чем у слонов. Ответ однозначный, ибо в биологии идет набор числа хромосом при изменении, при переходах каких то, не уменьшение, не получается. Да и трудно себе представить, чтобы из клетки можно было бы просто так вытащить энное количество хромосом, да и зачем? Когда можно взять более низкий уровень и затем перейти на более высокий. Вот, пожалуйста, оценка и сразу, что вы хотите получить с этих позиций, какой уровень эволюции.

Когда сейчас говорят о биологических экспериментах, вот это положительно, это отрицательно, простите, а кто сравнивал с общим принципом стабильных комбинаций, с путем перехода от одного к другому? А если вы создадите сегодня такую стабильную комбинацию, которая будет выметать нас с вами, кому это нужно? Человечеству? Или, скажем, вы создадите, что-то такое, что убивает какой-то другой вид живых существ, ведь они же вымирают. Они, конечно, не только по этому вымирают, там целый ряд причин, и мы некоторые будем рассматривать. Но мы вмешиваемся вот в этот процесс, создаем огромные какие-то биологические производства, и таким образом перераспределяем принцип стабильных комбинаций и количество их в целом на планете Земля. Кто оценил, насколько это нам вредит? Нам, Человечеству. Увы, этого нет. Но вот с этих позиций можно подойти к этому вопросу и решить его.

Давайте посмотрим еще один аспект. Ведь, если у нас, может быть, (вот допустим, как нарисовано на рис. 2)  левая спираль развития, совершенно очевидно, по законам симметрии должна быть и правая. Не просто так у нас левая и правая рука, и вообще левизна и правизна в этом мире сплошь и рядом. Значит, должно быть 2 типа спиралей, и, следовательно, должны быть еще какие-то моменты, которые нам нужно учесть. Анализ показал, что нам нужно обязательно здесь учитывать внутреннюю и внешнюю, т.е. такой фундамент иметь, который у нас определяет внутреннее и внешнее, правое и левое. Есть ли что-нибудь вот из независимых сущностей каких-то, которых, увы, не так много? Стабильные комбинации и законы симметрии – это независимые сущности, стабильные. Но мы увидим, как из них вытекают другие, но вообще-то симметрия, как принцип набора определенных множеств – это тоже часть вот этих стабильный комбинаций. И симметрия вообще сама по себе сплошь и рядом имеет большущее количество стабильных комбинаций. Всего у нас – 230 кристаллографических видов симметрии. Но они слагаются из 2-х множеств – симорфные группы и несиморфные, 73 и 157, это простые числа. И дальше можно было бы приводить огромное количество примеров, как симметрия, которая рассматривается вот во всех учебниках, и во всех кристаллографиях, и вообще пространственные группы они строго подчиняются вот этому закону количественному, они, как составная часть входят. Но как их применить? Ведь семиконтиниумы , 7 предельных групп симметрии, сформулированных Пьером Кюри - это та стабильная комбинация, которая получается в результате определенного вида. Мы еще к ним вернемся и более подробно на следующем этапе. А сейчас нам нужно как-то привести правые и левые, внутренние и внешние, может быть еще какие то качества к чему-то единому. Да и последовательность вот эта наша с вами, она начинается с 4-ой операции, создающей 5-ую стабильную комбинацию. Значит, впереди есть еще 3 цифры и сама 4, т.е. 4 единицы. Но поскольку я занимался законами симметрии, в силу своей профессии, возникла мысль, а нельзя ли какой-то вид симметрии или пространственную группу присоединить сюда (4-ёх угольный антисимметричнй тетраэдр, рис.3), оказалось, что прекрасно можно.

В 1956 академик Белов опубликовал работу, в которой рассмотрел группы пространственной антисимметрии. И в числе фигур, которые получались в результате антисимметрических преобразований и симметрических тоже, был получен антисимметричный тетраэдр. Этот антисимметричный тетраэдр представляет из себя вот такую фигуру, у нас она была когда-то такая упаковка, молоко расфасовывать, другие продуты, некоторые жидкости, так сказать, значит, вот в виде таких фигур. Чем она интересна? Когда она антисимметрична, она имеет 2 черные вершины и 2 белые вершины (рис.3). Но одновременно она имеет еще и правое, и левое, т.е. в группах антисимметрии это и приводится всегда, как пример, правого и левого, внутреннего и внешнего. Если мы возьмем обыкновенную перчатку, и применим вот эти преобразования, то мы будем иметь, допустим, верх у нас белый, естественно черная – внутренняя составляющая у этой фигуры. Если мы вывернем перчатку наизнанку, т.е. вовне выведем какую-то черную сущность, то мы получим или правую, или левую. Давайте посмотрим, что это будут за сущности, какие возникнут составляющие.

Вот такой антисимметричный тетраэдр, в котором, допустим, эти вершины у нас черные, а вот эти белые. Значит, эти белые составляющие, а вот эти черные. Если я выверну черную правую, то получу белую левую перчатку, если я выверну черную левую, то получу белую правую. Т.е. вот здесь процесс выворачивания, и здесь процесс выворачивания, а вот здесь - отражение в зеркале, т.е. в зеркальной плоскости, антисимметрическая операция выворачивания и симметрическая. Она в рамках одной и той же сущности переводит правую в левую, т.е. мы имеем антисимметричный тетраэдр, у которого есть плоскость симметрии и принцип выворачивания, т.е. плоскость антисимметрии, что и создает вот такую фигуру. И естественно, поскольку у меня единиц то всего осталось 4, мне хочется в центр вот этого всего множества поместить фундаментальную единицу из антисимметричного принципа преобразования, ибо переход внутреннего во внешнее, вообще говоря, это антисимметрическая операция, которая сразу позволяет решить целый ряд вопросов. Что, значит, привнести сюда эту фигуру? Ведь это, значит, совместить количество с качеством. Ведь симметрия дает качественную составляющую в нашем мире. Следовательно, вот эта только одна фигура, она уже сразу позволяет, наверное, сделать огромное количество выводов. То, что 4 единицы будут нужны везде и всюду как основа этот мира, это мы с вами потом убедимся, не 2, не 3, а 4 единицы, как какая-то дееспособная, будем говорить, сущность, способная вести что-то по пути эволюции. Но у нас еще 3 единицы. Следовательно, нам предстоит рассмотреть и объяснить и вот эту пространственность и антисимметричный тетраэдр.

 
Рис. 3. Антисимметричный тетраэдр.

Элементарная антисимметричная ячейка, фундамент, основа этого мира с 4-мя единицами: внутреннее, внешнее, левое, правое (основа образования кристаллов; 2 руки 2 ноги; два глаза, два уха и т.д.)

В данном случае мы рассматриваем принцип, по которому в числовую последовательность мы вносим законы симметрии. Но поскольку эта фигура правильная, то в нее можно вписать и другие правильные фигуры. Правда, если она будет неправильная, т.е. вместо тетраэдра будет пирамида, то и другие фигуры будут неправильными, но это уже вопрос другой. Нас сейчас интересуют фигуры с очень высокой симметрией. И вот на этот каркасном, или реберном макете показано, как можно вписать друг в друга знаменитые Платоновы тела. Не просто так древние философы обращали внимание, будем так говорить, на их совершенство, правильность, не просто так соотносили с ними стихии огня, воды, воздуха. Мы увидим это еще с вами и разберемся, какую роль они играют. Но эти фигуры, ведь они же взаимосвязаны, и тетраэдр здесь находится внутри куба, образуя составные его части, т.е. и пентагон-додекаэдр, и икосаэдр, все они здесь. И вот я вам настоятельно рекомендую, для того чтобы разобраться и правильно понимать все принципы взаимодействий, которые мы с вами будем обсуждать, сделать вот такую модель, они получаются, в общем-то, очень просто, исходя из куба, можно это сделать. И мы с вами будем еще смотреть, как они взаимоотносятся, будем другие фигуры рассматривать, ибо здесь лежит огромная возможность анализа, какими качествами будут обладать те или другие, в нашем случае вершины, а вообще-то и ребра, и плоскости, и объемы. Т.е. мы должны будем с вами рассмотреть и свойства точки, и линии, и плоскости, и объема, и мы это затем сделаем затем. Но сейчас нам в первом приближении достаточно будет, для того чтобы что-то делать в дальнейшем, формализма вот этого антисимметричного тетраэдра, т.е. взаимоотношения внутреннего и внешнего, правого и левого. Так вот исключить что-нибудь из гармоничной системы невозможно, всегда будут присутствовать минимум 4 ипостаси: внутреннее и внешнее, правое и левое. Это другое уже дело, как они будут соотноситься, чего будет много, чего будет мало, что, как будет взаимодействовать, по принципу выворачивания, по принципу зеркального отражения, по принципу совмещенного взаимодействия, но всегда будут и последовательности и естественно сразу возникает возможность расположить их.

Есть белая внешняя сущность, и есть внутренняя сущность, но ведь закон неуничтожимости симметрии требует, чтобы разворачивающиеся вовне сущности имели одновременно и концентрирующиеся сущности. Т.е. как только мы с вами двинулись по числу стабильных комбинаций вовне, пошли по стабильным комбинациям, и сразу возникает требование, чтобы вовнутрь шла тоже какая-то сущность и формировала вовне все большее и большее развитие, внутри все большую и большую концентрацию. Т.е. закон количественно-качественных изменений совершенно однозначно действует и здесь, и включаются в действие принципы антисимметричности мира. Т.е. есть внутреннее, которое развивается по своим законам, есть внешнее, которое по своим, но они жестко взаимосвязаны и ничего нельзя сделать ни в одной сущности, не нарушив в других.

Критерий говорит об этом однозначно. Можно не опираться, можно отмести, можно сказать, что это все не существует, но опровергнуть эти принципы невозможно, они фундаментальны, и отказываться, с моей точки зрения, от них, безусловно, нельзя. Но как их применять, что можно сказать о самой последовательности, так сказать, в ее развитии? Разумеется, раз возникло внутреннее и внешнее, правое и левое, как-то это должно будет отразиться и на самой последовательности. Вот на этой спирали – стабильность противоположностей есть, названо таким образом, есть черные единицы, заштрихованные и белые, и дальше идет их чередование. Вот здесь возникло первое допущение, до этого не было, не нужно их было, они вытекали сами из вот этой числовой последовательности. Лишь привлечение антисимметричного тетраэдра, это в какой степени допущение, потому что можно применить симметричный, тогда не возникнет внутреннего и внешнего, пожалуйста, там, где можно, можно ориентироваться на бесцветную последовательность, не имеющую цвета, то есть не имеющую внутреннего и внешнего, там, где можно. Да, можно, наверное, будет вовнутрь этого тетраэдра вписать другие фигуры, ибо они взаимоувязаны, пожалуйста, но это внутри. Можно будет вовне развернуть эти фигуры, пожалуйста, не возбраняется, но они опять же будут взаимосвязаны с исходными. Следовательно, можно развивать эту единицу и вовне, и вовнутрь, но меньшего объема, чем образованного четырьмя вершинами, шестью ребрами и четырьмя плоскостями не бывает, нет его в Природе. Следовательно, это элементарная ячейка.

Вот мы с вами и обопремся на нее, на эту элементарную антисимметричную ячейку, увязывающую внутреннее и внешнее, правое и левое в единое целое. И, разумеется, что она окажет свое влияние и на всю развивающуюся стабильность противоположностей, т.е. внутреннего и внешнего, правого и левого. Здесь все законы у нас с вами, есть внутреннее, есть внешнее, есть количество, есть качество, этого внутреннего и внешнего – это левое и правое, в первом приближении. Дальше они могут дифференцироваться, усложняться, приобретать какие-то еще качества, подуровни, но исходная основа останется. Не просто так у нас с вами 2 руки, 2 ноги, не просто так у нас глаза и уши, и дальше можно продолжать эти аналогии сколько угодно. Т.е. это все лежит вот в этом исходном антисимметричном тетраэдре.

И нетрудно вспомнить, конечно, что практически весь минеральный мир, слагающий нашу земную кору, он же состоит из кремнекислородных тетраэдров, да, они объединяются затем в цепочки, в каркасы, в плоскости, возникают самые разнообразные минералы, но в основе то кремнекислородный тетраэдр, у которого в центре находится кремний и 4 кислорода по вершинам, кремний стабилизирует эти вершины. 5 единиц, которые определяют весь минеральный мир. И достаточно взглянуть на формулу многих минералов. Для формулы полевых шпатов – это 13 единиц. Возьмите калий алюминий кремневые, скажем калий натриевые полевые шпаты, там ровно 13 единиц, ни одной больше, ни одной меньше. И дальше можно проводить другой анализ, когда в минеральном мире количество единиц, да и в химических соединениях - стабильное множество.

Мы с вами ведь тоже этот же тетраэдр, только основанный на углероде. У углерода 4 связи, располагающиеся строго по тетраэдру, т.е. фиксированные, скажем, в таком минерале как алмаз, они показывают принцип взаимоотношения твердого жесткой фиксации. А у нас с вами это гибкие фиксации вот этого принципа, но все равно основа то та же, тот же углерод. Для минерального мира - это кремний. И можно пойти дальше в поисках этих тетраэдров, их огромное количество, они везде и всюду. Следовательно, проявленность вот этого принципа в минеральном мире, никак не случайна, она базируется вот на этой основе стабильных комбинаций, имеющих закон количественно-качественных изменений. Т.е. критерий работает, работоспособен, он включает одновременно закон количественно-качественных изменений, закон неуничтожимости симметрии, должно развиваться внутреннее и внешнее, нельзя тронуть ничего здесь безболезненно для других сущностей, наверное, так будет и в мире. Есть направленность, направленность возникает, можно брать какую угодно, от черного к белому, от внутреннего к внешнему, или от внешнего к внутреннему, пожалуйста. Но эта ось полярна, она изначально не имеет разные сущности, на одном из ребер это только черное, на другом из ребер только белое, а здесь, совместное действие. Но вот эта полярность она сразу определяет и направление вовнутрь или вовне, т.е. в одном критерии все основные законы диалектики нашли свое отражение. И предложить более фундаментальную сущность, может когда-нибудь Человечеству и удастся, но на сегодняшний день, я, по крайней мере, не знаю.


Рис. 4. Симметрия развёртывающихся последовательностей.

Развёртывание из антисимметричного тетраэдра – основы этого мира. По законам диалектики при развёртывании (расширении) одновременно и происходит концентрация, т.е. в центре тетраэдра будет происходить концентрация сущностей.

Т.е. это фундаментально, законы симметрии независимы от нашего волюнтаризма и наших пристрастий, они незыблемы, они фундаментальны, где угодно, в любой системе счета, в любых ситуациях. Да, внутреннее и внешнее будут, но это уже дальнейшее развитие, дальнейший принцип объединения, но не сам принцип. Принцип остается, и будет развиваться вот на этом, и проявленность его уникальна. И мы с вами дальше увидим, насколько много у нас с вами вот этого принципа тетраэдричности, очень много. И во всем остальном мире он будет проявляться с непреложностью. Дальнейший анализ мы будем проводить уже на следующих лекциях.

Сегодня давайте остановимся еще на принципах, на тех допущениях, на тех возможностях, которые открывают этот принцип внутреннего и внешнего, правого и левого. Общая числовая последовательность, изначально можно считать, сначала серая – наличие в ней стабильных комбинаций и возможность свернуть ее в спираль, они дали правое и левое, возникло правое и левое. Следовательно, спиральность как функция какой-то эволюции, она более фундаментальна, чем внутреннее и внешнее, ибо это предыдущий шаг не более поздний, а предыдущий, он раньше. Мы свернули, и мы можем это сделать просто с числовой последовательностью с бесцветной, не имеющей внутреннего и внешнего, нам безразлично это пока. Но, значит, как мы теперь понимаем, любая операция, которая опирается на этот фундамент, она и законы развития диктует соответствующим образом. Значит, спиральность возникнет раньше, чем внутреннее и внешнее, чем это деление произойдет.

Следовательно, я изначально могу сказать, что в каких-то очень фундаментальных процессах Природы принцип спиральности зародится еще там, в глубине первичных движений, первичного закручивания возникновения этой спирали, ибо сразу нужно 2 спирали: правая и левая, закон неуничтожимости симметрии этого требует. И мы увидим насколько это важно для анализа. Значит, сама спиральность уже, и когда она возникает, как мы ее формируем, она уже изначально требует вот этого принципа. Если без спиральности мы будем переходить во внутреннее и внешнее вполне возможный принцип, но это уже другой принцип шага, другой принцип анализа, это уже другое. Значит, мы не будем иметь там этой спиральности, будут другие принципы. Т.е. это уже сразу позволяет оценивать, с чем мы имеем дело, с принципом, который очень фундаментален, где он возникает и как будет работать. Если внутри, то сразу становится ясно, что, прежде всего, спиральности, а потом уже какое-то деление на другие сущности. Если вовне, пожалуйста, можно, но тогда спиральности не присутствует, будут другие принципы передачи. Нужно то и другое. И критерий тем и хорош, что он позволяет это разделить, в одном случае, одно ведущее, в другом случае, ведущее другое. Сегодня возможности разделения этого нет. И смешиваются в кучу совершенно различные вещи и говорят, что вот это множество действует вот в этих рамках. Простите, а почему? Ведь вот в этой фигуре, когда мы идем, вписывая одну фигуру в другую, в ней спиральности еще нет, она действует по прямолинейным законам. Криволинейные спиральные законы проявятся по другим принципам, они должны возникнуть где-то, может совместно, а может и врозь, где и что будет возникать, вот это уже вопрос особый. И мы с вами совершенно четко будем отдавать себе отчет, где мы какой принцип из вот этих критериев применяем, где спиральность, криволинейность, где прямолинейность переходов. И в процессах Природы, когда мы будем оценивать их, те или другие, мы сразу увидим, что является ведущим, что будет внутренним, а что будет внешним, что уйдет как принцип концентрации, а что будет вести концентрацию, что будет вести на разворачивание вот эти спирали, т.е. критерий тем и хорош.

И мы с вами рассмотрим еще один принцип его применения. В любой сущности должны быть границы. Между нашими органами, естественно, существуют границы, сердце отделено от легких, печень, почки и т.д., каждый имеет свое пространство, свои особенности. Мы с вами в целом, находясь в атмосфере Земли, отделены друг от друга, но в целом, как единая сущность Земли объединены атмосферой, объединены водной средой, т.е. это у нас общее. И, следовательно, принцип перехода от внешнего к внутреннему, или от внутреннего к внешнему он всегда будет сопряжен с какими-то границами – границы раздела. Есть ли эти границы у нас с вами в числовой последовательности? Есть. И здесь одно допущение, логически оно оправдано.

 Но что такое граница? Это максимум какие-то изменений на минимуме расстояния. И, следовательно, граничными элементами могут быть какие-то совокупности чисел, которые будут максимально изменяться на минимальном расстоянии. Минимальные множества, добавляемые для перехода в следующую стабильную комбинацию – это 2. Т.е. всегда нужно, если мы будем говорить о границах каких-то важных, неважных, существенных, несущественных, но всегда нам придется опираться на 2. Правда, можно выбрать и другой критерий, и, наверное, он где-то будет срабатывать. Но сегодня для нас с вами важно найти, будем говорить, фундаментальный принцип границы, и из скольких частей она будет состоять. Так вот, оказалось, что граница любая, обязательно, двухчастна, она имеет нутро и изнанку, но не будет иметь правого и левого. Т.е. она сразу требует перехода из внутренней во внешнее, а вот правое и левое, допустим, она не будет функционировать здесь, и проявится по иному. Т.е. эти проявления будут иными, но как критерий оценки, где у нас границы вот в числовой последовательности, и где мы сами будем эти границы проходить в обязательном порядке, вот они совершенно однозначно определяются вот этими 2, т.е. там, где есть 2 единички. На числовой последовательности, на спирали, они обозначены вот такой штриховочкой. И внутренние черные меняются на внешние, затем внешние меняются на внутренние, каждая из них содержит определенное количество единиц. И как видите, они тоже располагаются закономерно, но совсем не равномерно.

 И вот этапы внутреннего и внешнего развития нашего с вами будут зависеть от того, по каким единичкам то мы шагаем. По внутренним, значит, мы где-то, внутри нас будут происходить беспрерывно процессы, будет что-то меняться, будет меняться в любом живом существе, в любой живой субстанции, будет меняться что-то, но внутри, без выхода вовне. Но когда мы наберем достаточное количество единиц внутри – граница – и переход к внешнему развитию. Сколько нужно будет сделать шагов после переходного периода, определяется вот этой последовательностью. В одном случае внутреннее развитие будет длинное, а внешнее - очень коротенькое будет и изволь опять переходить к внутреннему, а в других случаях будет, может быть, наоборот. Т.е. это критерий позволяет нам, но сразу оговорка, это допущение, как оказалось, вообще-то говоря, любые границы, и дальше мы это увидим, они, действительно, 2-частные, они имеют обязательно, внутреннюю и внешнюю стороны. Но и, наверное, других границ нельзя будет поставить, потому что любая плоскость должна иметь 2 стороны, иначе это не будет границей. Линия не будет границей вот в нашем пространстве, а мы живем в пространстве. Как условность, как первое приближение, будем говорить, но в другом мире, в другом измерении, на плоскости линия будет границей, но это уже другой мир, другое измерение. В нашем с вами, где работают вот эти критерии, это не работает, только плоскость отделяет. Значит, есть 2 стороны, 2-частные, меньше не получится, одна единичка не получится, любая граница 2-частна.

 Мы ведь с вами анализируем только критерий пока, и то уже, сколько сделали выводов: любая граница 2-частна, принципы развития внутреннего и внешнего подчиняются по длительности, по числу шагов строго определенному правилу, правизна и левизна или внутренний и внешний переход, они будут по строго определенным правилам, т.е. никаких случайностей нет, все жестко закономерно. И что очень важно – критерий у нас безразмерный, с ним можно сравнивать все, абсолютно все.

 Давайте посмотрим, а как сравнивать то что-нибудь, каким образом можно сводить все к критерию. Я назвал, что число элементарных частиц, стабильных, допустим, там 13 или 11, если снять нейтрон, но то и другое – это стабильное множество, т.е. у нас стабильные комбинации. А вот как снять этот принцип у размерности, если измерим что-то в кг, измерим в кубах, а как сравнивать? Так вот, оказалось, что вообще-то оно решается очень просто, и найдено очень давно.

 Я приведу это на примере физики, поскольку нам затем понадобится. Когда физики определили массу протона, которая оказалась равна каком-то энергетическому содержанию, но ее выразили в весе, в граммах, не удобно, тогда ее выразили в массах электрона, т.е. соотнесли к массе электрона и получили величину 1836,11 г масс электрона. Мы будем всегда помнить, что это масса электрона, но на деле то это – величина безразмерная. Т.е. соотношение, как только деление вот такое мы провели, значит, все – это величина безразмерная, и мы всегда будем помнить, что она в массах электрона, но величина безразмерная. И, следовательно, какую бы систему мы не выбрали, для того чтобы пользоваться этим критерием, мы должны выбрать единицу. Выбрали за единицу массу электрона, пожалуйста, анализируйте закономерности строения, хоть самого протона, хоть всех элементарных частиц с позиции, что выявляет единица в массу электрона, работает ли она, что она позволяет выявить. Потому что работать будут и другие единицы, не только масса электрона, можно взять и другие, безусловно. Но вот эта масса, она же фундаментальна, и, наверное, она позволит выявить нам многое. Мы потом посмотрим, что она позволяет выявить, какие сущности открываются в мире элементарных частиц, используя опять же, так сказать, фундаментальные физические константы, не отступая ни на шаг от принципов, которые установлены, наоборот, вовлекая все, до единого принципа. Важно для нас сейчас то, что это можно применять только в одном случае. Если мы привели к какой-то единице, ибо у нас здесь единицы, ровные, аккуратные, да, внутренние, это само собой, внешние тоже.

 Но мы ведь уже договорились, что нельзя тронуть безнаказанно ни одну, они должны иметь определенную эквивалентность. Значит, все единички у нас здесь работают. Хотим проанализировать с позиции массы электрона, пожалуйста, с позиции массы нуклона, пожалуйста, вот вам масса есть. Она физиками применяется и известна достаточно, так сказать, основательно. Значит, можно взять любую единицу. Естественно, скажем, стадо коров нельзя измерять в кг, придется считать по единицам, тогда выявляется закономерность. Или любую другую, будь то формула, будь то какая-то другая сущность, химическое там соединение очень сложное, ее придется считать по единичкам – число хромосом, число, допустим, кислот каких-то или других сущностей, безразлично что, но число, количество и анализировать что есть, чего нет, каким сущностям оно соответствует, внутренним или внешним, безусловно, левым или правым, ведь это же известно сейчас ДНК, РНК – это же левые, правые спирали, все они спиральны не просто так, вот фундамент, с которого они начинаются. Да, на каком уровне они работают, какое количество в них единиц, это уже вопрос другой, это вопрос, будем говорить, этапа, на котором они находятся, этапа, на котором они будут менять свое количество единиц, но не принципа этого изменения.

 Следовательно, граничность, внутреннее, и внешнее, принципы набора единиц они всегда соизмеримы со стабильными комбинациями, если снять размерность. Сегодня физики используют вместо массы понятие энергетическое – электрон(вольт, но, правда, соотношение, пожалуйста, хоть в электрон) вольтах вы возьмете соотношение, вы получите ту же единицу, безразлично, т.е. это неважно. Но электрон/вольты скрыли от физиков возможность анализа, и, если физика, будем говорить, конца прошлого века требовала вот этого количества там, определения, то физика сегодняшняя не требует, в формулу попало, значит, все хорошо. Хотя там возникают удивительные вещи, которые мы с вами посмотрим, которые лежат на поверхности и не используются физиками, именно из-за того, что они забыли о том, что соотношение частей целого – это симметрия, антисимметрия, это уже вопрос не в том, что там будет работать, это уже вопрос, как раз наоборот, критерий позволяет сразу определить, а где же это работает, какие законы действуют вот в этой молекуле, вот в этой цепочке какой-то химической или еще в чем-то, это уже другое совершенно. Но именно отказ от такого принципа, увы, вывел из поля зрения очень и очень много. Т.е. те критерии, которыми мы пользуемся, и те размерности, которыми мы пользуемся, они, к сожалению, могут оказать и тормозящую роль. Вроде бы удобно, а вот так, и я это покажу, куда как удобнее, и столько откроется нового в мире элементарных частиц, на что совершенно не обращали внимание. Там тоже будут стабильные комбинации, они будут работать, и мы это обсудим.

Т.е. критерий работает на самых различных уровнях нашего бытия. Мы с вами имеем фактически уникальнейшую возможность, сопоставлять все, что угодно. И мы дальше увидим, что мы сможем сравнивать, применяя вот этот критерий, сопоставлять, как действуют на нас с вами стены, как действует потолок, найдем другие соотношения, ибо это все лежит вот здесь в критерии. И немножечко забегая вперед, я опять обращусь вот к этой фигуре, пропагандируя, будем говорить, что ее необходимо иметь вообще-то каждому, ибо она позволит вам очень и очень много понять в мире вот наших взаимоотношений со всем, что есть вокруг. Ведь здесь есть очень важный принцип, заранее заложенный вот в этих соотношениях – принцип золотого сечения. Я остановлюсь на принципе золотого сечения как критерии несколько позже, на следующей лекции. Но не откладывайте изготовление этих фигур, вот таких, всех остальных, кубов, октаэдров, тетраэдров, они все вам будут нужны для более простого быстрого восприятия всего, о чем мы с вами будем говорить. Это прямолинейный принцип взаимосвязи.


Рис. 5 Сфера и граммофон – это две геометрии Лобачевского и Римана, которые у нас встречаются всюду.
Более подробно о граммофонах (красным цветом) переходящий в сферу позже.


Рис. 6 Граммофон. Переход внутреннего во внешнее 

И теперь давайте поговорим о криволинейных, а какие сущности нам будут нужны как криволинейные? В первой части мы меньше будем касаться вот этих криволинейных сущностей, ибо нам будет достаточно самого критерия перехода внутреннего во внешнее, т.е. самого количества, и первых приближений перехода внутреннего во внешнее. Но для того чтобы начать осваивать эти сущности, нужны будут и криволинейные составляющие. Вот криволинейная составляющая она имеет очень важный момент. Как привнести криволинейные в любые вот эти сущности? И вообще, какие криволинейные поверхности имеют большое значение? Сфера, шар, сомнений не вызывают, пожалуй, не вызовет большого сомнения, и тор, т.е. это замкнутая в кольцо колбаска, скажем так, т.е. тор не вызовет сомнений.

А вот есть ли еще фундаментальные какие-то поверхности, которые не использованы, не учтены нами и нигде не применяются. Но как, оказалось, работают везде и всюду, на каждом шагу и в нашем организме, в Земле, в Космосе, кроме сферы и тора. Оказалось что таких поверхностей еще, по крайней мере, 3. Одна из них, этих поверхностей, безусловно, известна всем, и математики ее очень подробно обсуждали, это знаменитый граммофон (красным цветом на рис. 5). Сфера и граммофон – это 2 геометрии Лобачевского и Римана, т.е. принципы отображения чего-то на сфере и на граммофоне, они общеизвестны. Т.е. может быть граммофон и, конечно же, ничто иное, как он, переходящий в сферу, а в предельном варианте, это не что иное, как формирование вот таких сфер и взаимосвязей этих граммофонов, граммофон, переходящий в сферу (рис. 5). И мы с вами еще коснемся вот этого принципа, он очень важен и фундаментален, ибо сферы у нас встречаются везде и всюду, и, оказывается, встречаются вот эти граммофоны, которые будут представлять из себя вот такие сущности (рис. 6).

 Но ведь и спираль можно свернуть в виде сферы, и можно развернуть, она же автоматически разворачивается в виде вот такого граммофона. Значит, эти критерии они соизмеримы с этими принципами, не противоречат им. И, следовательно, сфера, граммофон, тор, вот он, когда завершена какая-то эволюция, все, какой-то должен быть качественный скачок, то вот он, допустим, вот здесь в этой части возникнет тор. Но если взять математические чисто преобразования, то сферу можно преобразовать - вывернуть, получится тор, т.е. это уж не вопрос принципа, но это фундаментальные криволинейные поверхности, взаимосвязанные друг с другом.


Рис. 7 Поверхность Кляйна.
Объем, у которого поверхность одномерна, грубо говоря, не имеет внутреннего и внешнего, и в то же время объем имеет.
Перевод внутреннего во внешнее, не меняя направления. Природа использует этот фундаментальный принцип.


Рис. 8. Поверхность (лента) Мебиуса. Аналогична поверхности Кляйна, только не в объёме, а плоскости.

А вот две поверхности они уникальны, как мы видим, уникальные вещи Природа использует полновесно, даже в самом первом приближении, вот то, что только было перечислено, Природа использует уникальные принципы полновесно. И, следовательно, к числу критериев, которые мы с вами будем использовать, мы должны отнести и еще две поверхности – это поверхность Клейна (рис. 7) и поверхность Мебиуса (рис. 8). Ленту Мебиуса нетрудно получить, возьмите длинную ленту бумаги, сделайте оборот в 180°ее и склейте концы. И на этой ленте вы пойдете в одном направлении, и придете в ту же точку, никуда не переходя, ни через какую грань, т.е. не переходя через вот ребро, а пройдете по ленте и вновь вернетесь в ту же точку, но только сзади, т.е. двигаясь все в одном направлении, вы придете в ту же точку. Но ведь это же фундаментально – придти к самом себе, побывав, как бы и на одной стороне, и на другой, ведь это же очень фундаментальный принцип, именно принцип. Лента лишь отображает его, и, значит, этот принцип в Природе будет работать, и мы увидим, насколько важно будет его действие. Можно ленту, конечно, свернуть дважды, и трижды, и дальше проделать простые операции с простой лентой. Попробуйте их разрезать, это, в общем-то, так фокус демонстрируют, но это очень фундаментально на самом деле, разрежьте эту ленту посередине, и вы увидите что получится. Т.е. саму ленту вы будете разрезать на составные части, будем говорить, попытайтесь разрезать просто посередине, и что получится. Если вы разрежете обыкновенный круг, то он распадется на 2 круга, лента не распадается. А можно ли как-то разрезать так, чтобы она распалась? Оказывается можно, но для этого вам придется резать на 1/3 расстояния, и в силу того, что вы пройдете всю ленту в одном направлении, двигаясь по той же стороне, вы разрежете ее вот так по этим двум, и у вас окажется 2 сцепленных ленты между собой, т.е. это очень фундаментальные принципы нашего с вами развития.

Мы потом увидим, как они действуют, т.е. как это позволяет просто логично, без всякого напряжения переходить от одних принципов развития к другим, создавать объемы и т.д. Т.е. это фундамент, которым пользуется Природа. И то, что эта лента Мебиуса используется как курьез, это непонимание наше, что уникальные принципы, уникальные, будем говорить, в данном случае теоретические, математические вещи уникальные, они и работают на самых фундаментальных уровнях и являются, вообще говоря, фундаментом всех принципов взаимодействия в Природе. Их оказывается всего ничего, очень немного. К ленте Мебиуса нужно добавить поверхность Клейна.

Поверхность Клейна следует представить таким образом. Если взять, скажем, какую-то бутылку, вытянуть горлышко, пробить одну сторону, убрать дно и горлышко запаять на дно, т.е. фактически создать вот такую фигуру. Значит, мы с вами горлышко вот этой бутыли замкнули на ее дно, и что теперь получилось сразу, ведь мы теперь, налив жидкость какую-то, мы ее будем иметь вот здесь, но из внешнего мы попали вовнутрь, не переходя никаких граней, и в обратную сторону мы можем пройти также. Т.е. вот так выйти сюда, я не перехожу грани, у меня ее нет, все одна и та же поверхность, я ведь ее могу сделать вот в виде граммофона сколь угодно плавной и, следовательно, я перейду из внутренней части вовне, двигаясь в одном и том же направлении, т.е. используя принцип ленты Мебиуса. Оказывается, поверхность Клейна и лента Мебиуса, они сопоставимы. Но ведь лента это плоскость, а это то ведь бутыль, т.е. мы имеем объем, у которого поверхность одномерна, если хотите, не имеет внутреннего и внешнего, и в то же время объем имеет. А для принципа движений никакой разницы. И внутреннее и внешнее все здесь есть, но мы опять же ориентируемся на нашу 3-мерномсть, на принцип того, что мы вот видим, что можно перейти, но это же принцип, принцип перевода внутреннего во внешнее, не меняя направления.

Вот что важно, вот где фундамент то стоит, это принцип перевода внутреннего во внешнее, не меняя направления. Что необходимо будет сделать для этого, это уже вопрос другой, но Природа его использует в нас с вами, во всем мире, на каждом шагу. Т.е. эти, казалось бы, никому ненужные образы, лента Мебиуса, но где ее используют, но в крайнем случаи ремни, чтобы стирались с двух сторон одинаково на шкивах и все. Поверхность Клейна, да вообще нигде не применяется. А Природа использует их беспрерывно. Почему же мы их в своей технике не используем, да, ведь можно найти сколько угодно принципов и законов действия, там, где они нам нужны будут, для того чтобы использовать этот критерий. И мы увидим, как это использует Природа, и затем естественно можно будет использовать в наших технических изобретениях.

Но ведь это же предрассчитанные будут возможности, выведенные из теоретических положений, и самое, может быть, главное, что это позволит оценить сам ход процесса, что мы будем иметь – длинный эволюционный путь, проходящий по ленте Мебиуса в одном направлении, замыкающийся сам на себя, и что будет происходить в этом случае, мы это будем рассматривать. И принцип перевода внутреннего вовне без изменения работает он у нас? Да, безусловно, работает. Все потоотделение основано на этом. Ведь если бы не работал, действовал принцип вот этого перевода, перевода по прямолинейным то, безусловно, внутреннее, переходящее вовне, оно бы менялось невесть как.

 Но Природа в нас с вами использует другой принцип – принцип поверхности Клейна. И мы просто, скажем, выделяем воду, когда потеем, не меняя ее сущности. А, наверное, где-то есть места, где мы меняем, где проходят изменения. И вспомните, наверное, кто-то хорошо это знает, кто-то может быть понаслышке, а кто-то, может быть, не знает совсем некоторые эксперименты. Проводился эксперимент, его сначала у нас в печати начали широко освещать о том, как вот сейчас мы определим, сколько человек выделяет энергии вовне, поместив его в изолированную комнату, вот он потребляет пищу, и мы сопоставим, сколько энергии, действительно, он выделил, выработал, вот на каждое действие можно будет все это замерить точно. Оборудовали такую комнату, четко изолированную, ничего никуда не уходит, не исчезает. И стали экспериментировать, и вдруг, баланс не сошелся, часть вещества исчезла просто-напросто, причем ни в каких-то мизерных там количествах, а в довольно ощутимых, где она, куда девалась? Я просто потом разговаривал, ну, это же не объяснимо, это факт, который нельзя объяснить.

Но вспомните сегодняшнее, о чем много пишут, полтергейсты – вещество ниоткуда появляется, невесть как передвигается и невесть куда исчезает, пламя возникает, вода льется, откуда и как? Но ведь это, наверное, тот же самый принцип перевода через какие-то сущности. Как видите критерии, и как только мы их начинаем применять, даже в самом первом приближении, они сразу дают ответ на множество вопросов. Но они ставят и другие, а куда исчезает, а как это можно переместить, но это уже опять же не вопрос принципа, а вопрос технический, если хотите, куда, как, что нужно сделать, т.е. это уже инженерное решение должно быть, но не философское.

А вот философское, вот оно решение, оно давным-давно известно всем, давным-давно существует, сформулировано и не применяется. И эти все сущности, о которых я только что говорил, они тоже давным-давно известны, но не применяются. Так вот мы с вами в последующих лекциях будем применять именно эти критерии, и они нам позволят сформулировать очень и очень четко то, что необходимо для понимания этого мира, процессов, происходящих в нем, на первом этапе мы ограничимся, скажем так, первым приближением, то, что лежит на поверхности, то, что попадает, буквально, впрямую само собой, вот эти принципы, в эти сущности. И постепенно будем двигаться от известного к принципам эволюции энергии Абсолюта. Это наша, если хотите, как бы исходная точка нашей эволюции и наша конечная цель, которую мы сформулируем только вот в конце нашего с вами рассмотрения вот этих сущностей.

 Следовательно, как критерии фундаментальные принципы, они должны действовать, действовать с непреложностью, действовать каждодневно, ежесекундно, везде и всюду, они и действуют. Но мы теперь с вами превратим сначала законы диалектики с критериями в инструмент анализа соотношений частей целого, т.е. симметрии, а затем превратим диалектические принципы в методику работы над самими собой и над миром, над усилением наших взаимосвязей с ним, над преобразованиях этого мира на совершенно других основах, где не будет тайн, почему что-то исчезло и появилось, где не будет тайн нашего воздействия на других людей, где мы раскроем фактически все принципы, которыми пользуются маги, чародеи, экстрасенсы. Не нужно нам этих тайн.

 Мы должны уметь этим пользоваться на основе строго формализованных критериев, на основе понимания, что, где и как действует, и включать в этот принцип рассмотрения мы будем все – и материальную сущность нашего бытия, вот эту всю, и пока неясные нам с вами структуры Души, духовных энергий, духовных принципов развития, т.е. тех, которые долгое время, вообще, находились под запретом, теперь применяются везде и всюду, но как, что делает с человеком в том или другом случае мы пока не можем знать, а должны. Мы свободны, красивы, счастливы только в том случае, если владеем всем тем, что дает нам Природа. Сегодня мы еще не владеем, но научиться этому надо, от этого зависит наша с вами жизнь и смерть, т.е. дееспособный, значит, живи, недееспособный, увы, нас нет. Как видите эти критерии они простые, но Природа никогда не создавала сложных сущностей, не имея в своей основе чего–то очень простого, повседневного, привычного, именно это и есть то, что очень широко развито. Вот с чем мы будем работать.

А над критериями я рекомендую любому из вас поработать, взять таблицу простых чисел, пронумеровать их дальше, посмотреть, как свертывается спираль дальше. Мы будем касаться этого, я буду употреблять вот эти обозначения для дальнейшего их использования каким-то образом, как оси, как принципы, вот здесь как по осям, по самой спирали, т.е. мы будем работать, применяя этот критерий сначала как систему анализа, затем как инструмент изменения самих себя.

Т.е. законы диалектики мы превратим в инструмент работы над собой, но только сознательной работы. Раньше они работали в нас, но как непонятные нам сущности, мы допускали много ошибок из-за неправильного их применения, ибо незнание это почти всегда неправильное применение. А вот теперь на основе знаний мы будем применять все эти законы к себе, но сначала к внешнему миру, но это на следующей лекции.