Семь кругов бюрократического ада

Почему исполком не дает добро на вывод квартир из жилого фонда?

К тому, что на первых этажах жилых домов вольготно размещаются магазины, салоны красоты, стоматологии и масса других не менее полезных заведений, энергодарцы привыкли давно и даже видят в этом определенные преимущества. Было, правда, поначалу некое опасение, не повредит ли это целостности самого дома, не повлечет ли за собой какую-либо угрозу обрушения, но без вердикта управления архитектуры и градостроительства разрешения на самовольные переделки предпринимателям попросту не дают. На том и успокоились. К тому же, давайте на чистоту: строить большие магазины и маленькие магазинчики в компактном Энергодаре попросту негде. Город проектировался в советские времена, тогда и представить не могли, что обилие выбора и возможностей очень скоро приведет к тому, что каждый свободный метр земли станет на вес золота.

Вот и начали предприниматели покупать квартиры на первых этажах, а потом, чтобы вывести их из жилого фонда и превратить в полноценные магазины, проходят семь кругов бюрократического ада, собирая всевозможные подписи, справки, проекты, заключения, тратя время, деньги и нервы. Парадоксально, но даже это в конечном итоге не гарантирует обещанного «хеппи-энда» – того самого разрешения, которое вправе дать или не дать исключительно исполнительный комитет.

Исполком – орган коллегиальный, в его составе 17 человек (как принято считать, представители разных слоев общества и профессий). То бишь, при голосовании за тот или иной вопрос каждое мнение может стать решающим. Чаще всего, так оно и происходит. Особенно – в случае с выводом квартир из жилого фонда. В последнее время предприниматели стали массово жаловаться на то, что сдвинуть дело с мертвой точки практически невозможно, и просят РОСТ обратить внимание на эту проблему.

В большинстве случаев при голосовании оказывается, что вопрос не набрал нужного количества голосов и просто…завис в воздухе. И это притом что прежде, чем вообще попасть в повестку дня исполкома, вопрос прошел массу согласований, что подтверждается внушительным пакетом сопроводительной документации. Наглядности ради перечислю, какой именно.

Итак, чтобы обычная квартира утратила статус таковой и превратилась в более функциональное помещение, необходимо запастись копией документа на право собственности на жилое помещение, заверенной нотариально, копией техпаспорта жилого помещения (тоже за подписью нотариуса), копиями личных документов – паспортов, кодов и пр. Теперь – самое интересное: нужно предоставить справку об обеспечении семьи собственника жильем, которое соответствует санитарным нормам, справки об отсутствии регистрации и задолженности за услуги КП. Если квартира находится в доме жилищно-строительного кооператива (у нас это «Вилюй», дома напротив бассейна), то нужен еще протокол общего собрания членов ЖСК о согласии на перевод жилого помещения в нежилое.

Поехали дальше. Никаких шансов на успешное завершение начатого дела у вас не будет, если не предоставите письменное согласие всех совершеннолетних жильцов соседних квартир 1 и 2 этажа на перепланировку. Затем, пройдя эту часть пути, можно слегка перевести дух, но ненадолго. Оказывается, едва ли не каждая справка имеет свой срок годности, чаще всего, не больше 3-4 недель. А за это время нужно еще успеть согласовать с управлением архитектуры эскизный проект (а его же еще надо разработать!), получить технический вывод проектной организации с обоснованием о возможности перевода жилого помещения в нежилое. Если до сих пор исключительно из упрямства (а может из азарта) вы не сошли с дистанции, то на десерт нужно получить вывод и согласование у КП ПКС, пожарной охраны, СЭС, городского отдела Госкомзема, управления архитектуры, «Укртелекома», КП «ТВК», Каменско-Днепровской газовой конторы (разумеется, если дом газифицирован). Вот теперь – ВСЕ!

Правда, впереди – заседание исполкома. Оно-то и становится последним, но почти непреодолимым препятствием. Что самое обидное, никто даже не утруждает себя какими-либо объяснениями, почему именно отказ, говорят предприниматели. И недоумевают: зачем же тогда вообще вся эта сложная, дорогостоящая процедура, если, в конце концов, никто и не собирается удовлетворять просьбу и, между прочим, право предпринимателя?

С этим вопросом мы обратились к городскому голове Игорю Наумичеву. Может, в Энергодаре действует мораторий на вывод квартир из жилого фонда, спросили мы у мэра. Оказалось, нет. Мораторий снят давным-давно. С тем, что проблема такая действительно есть, он, тем не менее, согласился. По словам Игоря Наумичева, обязать членов исполкома голосовать в разрез со своими принципами никто не вправе. Так, например, довольно принципиальную позицию в этом вопросе заняла атомная электростанция, считая, что в Энергодаре стоит острая проблема с жильем и переводить квартиры в нежилые помещения неразумно. Аналогичное мнение есть и у некоторых других членов исполкома. Вместе с тем мэр понимает, что в городе дефицит свободной земли, и предпринимателям просто негде строиться. Выкупив эти квартиры, они вправе распоряжаться ими по своему усмотрению. Такое несогласие по одному и тому же вопросу внутри исполнительного комитета приводит к тому, что при голосовании нет кворума. Некоторые предприниматели идут в суд, другие выжидают, надеясь на смену настроения представителей власти. Тем не менее, собранный пакет документов за это время теряет свою силу. Но до этого, похоже, никому нет дела.

Почему к предпринимателям такое потребительское отношение, для меня лично – загадка. Дескать, собрал один раз, соберешь и второй, и третий, и…Так может, нужно быть до конца последовательными и сначала на уровне власти решить, давать ли право на вывод жилья из фонда или ввести мораторий? Это было бы честно, прозрачно и не давало оснований говорить о лоббировании интересов одних в ущерб интересам других.

Как бы там ни было, напоследок приведу цифры, ведь, как известно, статистика – вещь беспристрастная. В 2010 году от предпринимателей поступило 12 заявлений о переводе квартиры в нежилое помещение. Из них из фонда выведено 7 квартир, отказ получили 5 предпринимателей. В 2011 году (на сентябрь) таких заявлений было 6. И все 6 получили отказ.